Ловля щуки острогой видео


Одеваться всегда нужно теплее. Прогноз метеоцентра обманчив, а снять лишнюю рубашку не составит труда.

ловля щуки острогойПочему самые яркие воспоминания именно из детства? Такие красочные, живые, будто вот-вот только недавно произошло событие. Сейчас толком не вспомню, что позавчера кушал на обед, а то, что было в детстве – расскажу в самых мельчайших деталях. Кто его знает, почему так..

Моё первое знакомство со щукой произошло на берегах одной речушки, в которой можно было бы разве окуньков наловить и карасей размером с мою детскую ладошку. Нужно сказать, что я рыбаком был заядлым уже в детстве, стараясь не пропускать погожего дня. Спасибо отцу – приучил к природе. Что касаемо ловли щуки, то это я сейчас могу назваться специалистом в данном вопросе, а тогда, в свои почти 13 лет, я только впервые её увидел вживую. И зрелище, спешу заметить вам, незабываемое. Но начну красиво, как у писателей водится.

Только-только начинался март и дома не сиделось. Зима в тот год выпала ужасной во всех смыслах этого слова: если мороз, то слишком сильный, если снег, то слишком колючий. Даже мне, ребёнку, не хотелось выходить на улицу всю зиму. Но стоило погоде лишь дать намёк на потепление – я уже бегу на речку. Нет, не рыбу ловить, а в разведку: что изменилось за зиму, нанесло ли течение новых коряг. И самое главное – нужно было посмотреть дно, пока вода чистая. Такое изучение я считал полезной тратой времени, чтобы летом знать рыбные места.

Со стороны могло показаться, что маленький пацан бесцельно бродит вдоль речки, всматриваясь для чего-то в водную гладь. Но пусть думают, что хотят – у меня была цель, которую нужно было достичь. Неспешно я добрёл до самого любимого своего рыбацкого места. Здесь мне всегда попадались довольно крупные караси, как для такой мелкой речушки. Да и комфортно было рыбачить в тени густой акации, шелковицы, а с людских огородов меня прикрывали заросли какого-то кустарника.

Изучая дно (а видно было на всю метровую глубину), я заметил нечто. Именно «нечто», потому как щуку я ещё в глаза не видел до этого времени вживую. Это была особь примерно 40 сантиметров в длину, хотя я мог ошибиться, ведь в детстве всё кажется больше, выше или шире, чем есть на самом деле. И хотя я не видел щуку, кроме как на картинках, я почему-то догадался, что это она. Не сразу, правда, но сообразил. Она стояла абсолютно нерушимо, я даже не заметил, чтобы её плавники шевелились. Меня охватило какое-то смешанное чувство: это и волнение, и сомнение, и даже вроде как страшно стало. Наверное, подобное испытывают охотники, когда перед ними вдруг возникает кабан или косуля, а охотник стоит перед ними без патронов или с переломленным ружьём. Вот так и я: вижу цель, но добыть её не в состоянии. В голове копошилось миллион мыслей, но ни одну из них разумной назвать сложно. Оглушить, бросив камень? Или может бежать домой за сачком? Или раздеться и поймать руками? Это я сейчас смеюсь над самим собой, а тогда мне было не до смеха. Желание получить трофей в виде щуки было невообразимо огромным.

Щука всё это время неподвижно чего-то выжидала. Она не пыталась уйти в сторону, она вообще не шевелилась! Меня это так тогда впечатлило и даже придало сил – щука не движется, не боится меня! В этот момент меня осенила догадка попробовать поохотиться на щуку старым дедовским способом. У отца, помнилось мне, где-то завалялся трезубец из нержавеющей стали, небольших размеров, но с такими острыми зубьями, что ни одна щука не убежит. Если я посажу его на древко, то получится неплохое копьё, а коль щука не шевелится и позволяет едва не на голову ей садиться, то я проткну её наверняка. Этот трезубец был сделан как-то моим отцом, когда он ещё только начинал свою трудовую деятельность токарем. Настолько мне известно, он его сделал ради баловства и ни разу не испытал по назначению. Хотя трезубец был выполнен по всем правилам: острые зубья имели бородки, чтобы рыба не соскочила, расположены они были так, что поохотиться можно было и на крупные экземпляры, и на мелкие. Но, повторюсь, никто ни разу так не делал – валялся этот трезубец то во дворе где-то, то в сарае, то в отцовской мастерской.

Приободрившись этой мыслью, я побежал домой. Благо, что это рядышком – половина километра или даже чуть меньше. «Куда она денется! – думал я о щуке, – Не успеет уйти, да и куда она спрячется в прозрачной воде от меня!». Трезубец я нашёл не сразу. Это закон подлости: вечно он был на виду раньше, но никто его не трогал, а стоило ему сослужить службу – всё, не найдёшь. Руки трясутся, голова вновь в мыслях, ноги носят меня по всему двору – это было то ещё зрелище.

Вот он! В углу сарая, весь в пыли, но острота зубьев такая же, как и ранее. Теперь дело за малым – найти подходящее древко. Я уставился на мамины любимые грабли. А что, это удачная мысль – сниму, поохочусь и назад верну. Единственное, что меня останавливало, это диаметр. Нужно было тонкое древко, а на граблях рукоятка была в два раза толще. Стащить у отца рубанок и повести до ума не было проблемой. Проблема появилась бы, когда родители заметили мои столярные ухищрения. Синий зад и куча соплей – этого мне точно не надо было. И тут меня вновь посещает умная мысль. На чердаке лежало бамбуковое старое удилище. Оно точно никому не нужно было, так как и у отца, и у меня уже было по две телескопических удочки. Да, мы такие с ним рыбаки!

Пять минут – и я уже с боевым копьём бегу обратно на речку. Приближаясь к месту, где увидел щуку, я сбавил бег и даже остановился, чтобы успокоить дыхание. До заветного места оставалось совсем немного, десятка полтора метров. Медленно я продвигаюсь вперёд, стараясь не шуметь и ступать осторожно. Вот остаётся буквально метр: я сжимаю обеими руками своё оружие, делаю пару шагов и…

И щуки не оказалось! Голова сразу завертелась в разные стороны, а глаза настолько быстро просканировали речку, что мне бы позавидовал сам Терминатор. Увы, ловля щуки не удалась вот так, сходу, и мне придётся ещё поискать её. Наверное, аборигены Австралии со всей своей боевой раскраской, танцами перед рыбалкой и заклинаниями в один миг померкли перед моим видом. В сапогах, на которых было грязи столько, что они то и дело сползали с ног, в старой куртке, которую успел порвать ещё пару раз, пока пролезал через кусты и старый камыш, в шапке, на которую как-то умудрились прицепиться колючки репейника – я имел угрожающий вид!

Щуку я обнаружил относительно недалеко от первого места. Это была та самая или другая – это уже не скажу. Тогда мне хотелось верить, что это была та, что увидел впервые, а так ли это было – никто не знает. Щука притаилась в очень неудобном для меня месте: чтобы попытаться бросить своё копьё, мне бы пришлось проявить все навыки снайпера: на пути склонился камыш и хотя он был не слишком густой – всего пара стебельков – они мог снизить скорость и траекторию полёта. Расстояние совсем небольшое, щука очень близко к поверхности воды, попасть вроде бы и можно, но я никогда подобное не проделывал! Сейчас я знаю, что у меня или не было шансов вовсе, или был один-единственный, но тогда я думал иначе. Мне почему-то казалось, что в случае промаха щука отплывёт совсем недалеко и появится возможность для второго броска, потом для третьего и так далее. В результате я бы всё равно остался с уловом – такие были мои рассуждения.

То, что произошло дальше, можно смело отнести к разряду тех самых рыбацких историй, в которые отказываешься верить. Размахнувшись, я метнул копьё в направлении щуки. Не знаю, как это у меня получилось, но такой прыти я сам от себя не ожидал. С шумом пролетев не больше трёх метров, копьё вошло в воду примерно в том месте, где вот только что неподвижно стояла щука. Волны по поверхности места броска не дали мне возможности понять сразу, удачным ли оказался бросок. Но уже через секунду-две я понял – удар пришёлся точно в цель! Крайнее жало пробило туловище щуки примерно посередине. Надо же, буквально 3-4 сантиметра и я бы промахнулся! Щука извивалась со стороны в сторону, древко качалось также, а меня охватили радость и волнение. Но как вытащить свой трезубец? Дотянуться к нему я не могу, привязать заранее какую-то верёвку или толстую леску не додумался, а залезать в холодную воду – извините, адреналин уже вышел.

Больше всего мне было страшно от мысли, что щука сорвётся. Я метался по берегу в поисках длинной палки или хоть чего-то, что мне могло помочь, но ничего не было и в помине. И тут Нептун пожалел меня: то ли щука своими конвульсиями направила древко ближе к берегу, то ли лёгкое течение сделало своё дело, но вытащить своё оружие мне теперь не составило труда. Рыба ещё дёргалась и мне стало немного жаль её. Впрочем, лукавить не стану – жалел недолго, ведь я её заслужил. Рваная куртка, репейник по всей одежде и куча грязи на сапогах и всей одежде давали мне основание полагать, что добыча вполне заслуженная.

Щука была небольших размеров, примерно 35-40 сантиметров. Сейчас бы я точно всё замерил, сфотографировал или даже снял видео, но тогда кто об этом думал? Я так и нёс её на своём копье, надеясь, что хоть кто-то увидит меня из односельчан. А больше всего хотелось, чтоб увидел Серёга – соседский паренёк, с которым мы столько рыбачили вместе и всегда соревновались в количестве улова.

Дома я, конечно, получил малость за грязь по всей одежде, но это не расстраивало ни капли. Больше всего понравилась реакция отца, который сам настолько вошёл в азарт, что расспрашивал до мельчайших подробностей. Это был мой второй случай, когда я своим походом на речку так удивляю его. Первый раз удивлению отца не было предела, когда я вытащил 800-граммового карася, который поймался боком за крючок! И хоть это звучит фантастически и невероятно, но это видели двое: сам отец, находящийся на противоположном берегу, и старший брат, который стоял возле меня.

Ту щуку мама пожарила на сковороде. Да, небольшая рыбина, но вкусная! Кстати, я до сих пор предпочитаю только жареную щуку. Не знаю, повлиял ли этот случай на мои вкусовые предпочтения, но это так и есть – не приемлю никого другого блюда, кроме как жареную кусочками на подсолнечном масле. Я первый раз ел щуку, которую так удивительно поймал – тогда я впервые прочувствовал гордость за себя!

С той поры прошло много лет, я ловил щук разными снастями и приманками, но уже никогда не использовал трезубец или его аналоги. И вовсе не потому, что не было возможности или ещё что-то – просто пусть лучше этот случай останется единственным в моей памяти. Наверное, именно потому я его так хорошо запомнил.

Автор Михаил Добрица.

Рейтинг