Рыбалка на реках татарстан


Рыбалка Онон
Сезон: Октябрь.

Верхний Ульхун. Начну с того, что Онон – река легендарная. Географически ее можно считать одним из истоков Амура. Онон, сливаясь с Ингодой, образуют Шилку, Шилка же сливаясь с Аргунью, образуют Амур-батюшку. Первой легендой Онона является то, что на этой реке родился, пожалуй, самый знаменитый забайкалец-Чингисхан.

Произошло это он предположительно в октябре 1155 года в урочище Делюн-Болдок неподалеку от села Цасучей – райцентра Ононского района Читинской области. По некоторым версиям на этой реке он и похоронен (см. книгу Александра Баринова «Золотые тайны Забайкалья»). Второй легендой этой реки я считаю ее невероятные рыбные богатства. Со временем эти сокровища чахнут в абсолютном исчислении, но в сравнении с другими реками Забайкалья, Онон, по-прежнему, в первых рядах. Перечень видового разнообразия этой реки, пожалуй, самый многочисленный. Назову лишь самые интересные, с точки зрения рыболова: сазан, щука, красноперый жерех, сом, налим, конь-губарь, ну и, конечно же, таймень и ленок. Соседство столь разных, по условиям обитания, видов, объясняется характером реки. В основном реку можно охарактеризовать, как равнинную, с достаточно широкой долиной – идеальные условия для сазана, коня, сома. Но, поскольку бежит она вдоль хребта, притоки имеют ярко выраженный горный характер. Да и сам Онон далеко в верховьях – горная река. Отсюда обилие ленка и тайменя, да и хариус погуливает во время сезонных миграций. То, что ононские условия устраивают большое количество видов – это заслуга природы. То, что эти виды присутствуют в количественном выражении, а не исчезли – это заслуга человека. Выражается эта заслуга не в каких-то конкретных действиях, а скорее в бездействии, и уж конечно не нашего брата – россиянина, а наших друзей – монголов. Дело в том, что монголы рыбу не ловят! Вернее не ловили практически до сегодняшнего дня. Вроде бы, дело в каком-то религиозном табу. В последнее время, правда, стали ловить, но по слухам только те, которые учились и жили в России, или на западе. Вы только представьте себе — тысячелетнее отсутствие рыболовного прессинга. Во где рай-то! Делаем вывод, чем ближе к границе – тем больше рыбы. Наивно, на первый взгляд, но небезосновательно. Крайней точкой на российской территории является село Верхний Ульхун. Дальше – граница.

Вот и решили мы забраться куда-нибудь в район Верхнего Ульхуна. Путь не близкий – от города около 350 км. В Чите уже были заморозки, по ночам до минус 18. На Ингоде, в районе города, уже были забереги и шла шуга. Но, так как намеченная цель была гораздо южнее, мы предположили, что как раз успеем закрыть спиннинговый сезон. Ехать решили втроем: Я, Макс и Сергеич. Так как на дворе не май месяц, экипировались соответствующим образом – взяли палатку с печкой, синтепоновые спальные мешки. Как всегда захватили надувные матрацы – очень удобно и практично и летом и зимой, места занимают минимум, спать мягко, и отличная теплоизоляция. Из одежды приобрели отечественные костюмы на синтепоне (полукомбинезон и куртка) – легкие, теплые и в случае намокания, высыхают в два счета. Автомобиль – Уазик (таблетка).

Место для стоянки выбрали живописное: на небольшой курье, выше которой довольно протяженная шивера, а ниже — высокий яр, покрытый сосновым лесом. Под яром весьма глубокое русло. Половину первого дня потратили на устройство табора. На рыбалку осталось часа два – три. Сначала решили обработать шиверу. (Этот термин у нас в Забайкалье имеет двоякое значение. Первое – это то же, что и в рафтинге, т.е. длинный, сплошной перекат, со стоячими валами. Он употребим на реках класса Витима. Второе – это мелкая галечная отмель, расположенная, как правило, по внутреннему радиусу поворота реки. Это значение употребляется на более равнинных реках, таких, как Ингода и Онон.) Тщательно прокидав шиверу, мы получили практически нулевой результат. Лишь единожды за моей блесной лениво пришел ленок, развернулся в двух метрах от берега и убрался восвояси.

Вечер был довольно удрученным. Сидя у костра, мы вспоминали легендарную фразу: «Здесь рыбы нет!», из не менее легендарного фильма. Рассматривались варианты дальнейших действий – переехать в другое место на Ононе или вообще, рвануть на Киркун или Кыру. Решили порыбачить здесь еще завтрашний день, а там видно будет.

На утро, снарядили спиннинги и решили идти уже вниз, на яр. Макс последнее время отдает предпочтение воблерам. И в этот раз он поставил составной Rapala Jionted 13 см. Я же поставил свою любимую вращающуюся блесну Blue Fox Shad №5 желтого цвета, подгрузив небольшим грузиком – для более дальнего заброса.
Составной воблер Rapala Jionted

Спустились с яра, и пока я раздвигал свой дамовский телескоп (тест до 60 гр), Макс сделал первый заброс. «Оп!» — говорит, — «Кто-то дернул!». И тут же бросает во второй раз. Я стою к нему спиной, собираю спиннинг, и вдруг слышу стрекотание фрикциона! Поворачиваюсь, смотрю – а у Макса спиннинг дугой! Вот это да! На втором забросе взял – неплохое начало! Вчерашний день сразу как-то стерся из памяти. Макс профессионально выводит противника – это таймень! Взвешиваем – 2,2 кг.

Продолжаем обкидывать яму, постепенно спускаясь вниз по течению. Минут через десять Макс вылавливает еще одного, но совсем маленького тайменя – грамм 800. Идем дальше. Глубокое русло начинает уже заканчиваться, постепенно переходя в мелкую шиверу. И вот тут, моя блесна, только что упавшая в воду, внезапно останавливается! «Е-е-есть!» — ору я Максу. Он в этот момент находится метрах в пятидесяти от меня. Тайменя начинает сносить течением. Оказывается, что я слабовато настроил фрикцион катушки. Я ее кручу, а леска продолжает стравливаться. Чуть-чуть подтягиваю. Вот теперь нормально. По крайней мере, уже удерживаю рыбу на месте. Таймень приблизился метров до пятнадцати и решил себя показать: сделал насколько резких движений у самой поверхности воды. Теперь мы можем оценить его размер.«Хоро-о-оший» — говорит Макс, — «Килограмм на шесть будет!». Я действую, что называется, по уставу – продолжаю просто удерживать рыбу на месте, компенсируя все ее выпады. Минут через пять, делаю заключение – пора! Начинаю потихоньку выкачивать противника. Но, оказывается, он еще полон сил и, буквально у меня из под ног делает стремительный рывок, стравив метров пять лески. Начинаю все заново и со второй попытки успешно вывожу его к ногам, хватаю и выволакиваю на берег. Весь процесс занял не более десяти минут. Над извлечением блесны пришлось немного потрудиться. Тройник сел в угол рта всеми тремя крючками. Для быстрого и менее болезненного для рыбы удаления тройника у нас всегда с собой маленькие пассатижи. Без них вы можете провозиться больше по времени, чем вываживали рыбу. Итак, операция прошла успешно, взвешиваем – 7,1 кг. И приступаем ко второму, не менее важному этапу – реанимации. Скажу лишь, что реанимация заняла около пяти минут, после чего таймень начал уверенно дышать и предпринял неуверенную попытку поплыть. Все дело сделано. А на душе чувство глубочайшего умиротворения, чистоты и спокойствия. Вот оно – истинное наслаждение. Признаюсь вам честно, первый раз решение отпустить рыбу далось мне нелегко. Это как бросить курить (чего я до сих пор не сделал). Я не буду читать морали о браконьерстве, красной книге (куда, кстати, занесен таймень), и т.д. Я скажу только, что это – чертовски приятно – ОТПУСТИТЬ ТАЙМЕНЯ. Не менее приятно, чем поймать! Это как стодолларовая бумажка, порванная пополам. Поймал – получи одну половинку, отпустил – получи вторую, а иначе нет смысла. В те секунды, когда он гордо уходит в родные глубины (наверное, тоже ощущая себя победителем), ты чувствуешь себя человеком. А, доводом, что нечего, извините, жрать, можно оправдать и каннибализм!

Таймени Забайкалья

Есть еще один аспект, с которым, вы тут же столкнетесь, отпустив свою первую рыбу. Это неоднозначное отношение к такому поступку со стороны окружающих. Реакция бывает самая разная. В редком случае – искреннее понимание и одобрение, гораздо чаще вам будут крутить пальцем у виска, а у некоторых возникает не то, что чувство неприязни, а можно сказать, ненависти. Такова вот «загадочная русская душа»! Ну да ладно, это тема для отдельной статьи — возвращаемся к рыбалке. Итак, прокидав яр, имеем результат: три тайменя общим весом 10 кг. Идем дальше. Через полкилометра, русло реки уходит к противоположному берегу, а мы оказываемся на шивере. С той стороны, прямо напротив нас, находится устье какой-то речки. Бросать приходится дальше, заходя в воду, насколько позволяют сапоги. Макс идет впереди и бросает свой воблер, я метрах в тридцати позади — метаю пятый блюфок и наблюдаю за Максом. Вдруг он с изогнутым дугой удилищем начинает пятится задом к берегу! Макс упирает рыбу мордой в берег, нежно берет его за хвост и выкатывает на шиверу. Это его излюбленный прием. Взвешиваем – 3,3 кг. Отпускаем. Причем интересный факт: небольшим тайменей практически не требуется реанимация. Будучи помещенным в воду, он буквально через несколько секунд, уже стремится вырваться из рук. Видимо не так сильно выматывается при вываживании. Продолжаем. Не проходит и пяти минут, как Макс опять начинает исполнять ритуальный танец. Еще один! «Уж не тот же самый?»- спрашиваю. «Не-е, поменьше!» — отвечает Макс. Потаскали, мордой в берег, рукой за хвост и на камни (они гладкие). Взвешиваем – 2,3 кг. Правда не тот. Вот тебе и «рыбы здесь нет». Покидав еще часок, решаем возвращаться. Идем налегке, воодушевленные, не замечая усталости. «Вот еще одно преимущество» — говорит Макс – «Сейчас, представляешь, тащили бы почти 16 килограмм, и чистить ничего не надо!». Смеемся. День был удачный – крайняя противоположность вчерашнему. И вечером уже ни у кого не возникали мысли о переезде.

На следующий день, выйдя под яр, практически сразу поймали по одному тайменю. Я 2,6 кг на желтую Mepps Aglia №5, а Макс 2,2 кг на тот же воблер Rapala Jointed. Но, как говорится, начали за здравие, кончили за упокой. Поотрывали блесны и воблеры. И решив, что здесь нами уже все обловлено, пошли на разведку ниже по реке. Но ниже Онон начал разбиваться на протоки, и нам поспиннинговать не удалось. Зато мы встретили местного рыбачка, который рассказал нам, что вчера с моста через Онон видел восемь штук тайменей, которые спокойно стояли и ни на что не реагировали. Его напарник кидал блесну с берега, а он, производил арт-наводку: левее, правее… По его словам, блесна иногда падала прямо возле морды рыбы, но рыба не реагировала. «Целый час кидали. Одного, небольшого удалось таки выудить, а остальные ушли вниз по течению». Вот такая байка. А уж каких еще наслушался!

Рыбалка закончилась. Завтра домой. Итог за три дня: семь тайменей, общим весом более 20 кг. Удачное закрытие сезона! Пока, Онон!

Октябрь.Верхний Ульхун. Начну с того, что Онон – река легендарная. Географически ее можно считать одним из истоков Амура. Онон, сливаясь с Ингодой, образуют Шилку, Шилка же сливаясь с Аргунью, образуют Амур-батюшку. Первой легендой Онона является то, что на этой реке родился, пожалуй, самый знаменитый забайкалец-Чингисхан.Произошло это он предположительно в октябре 1155 года в урочище Делюн-Болдок неподалеку от села Цасучей – райцентра Ононского района Читинской области. По некоторым версиям на этой реке он и похоронен (см. книгу Александра Баринова «Золотые тайны Забайкалья»). Второй легендой этой реки я считаю ее невероятные рыбные богатства. Со временем эти сокровища чахнут в абсолютном исчислении, но в сравнении с другими реками Забайкалья, Онон, по-прежнему, в первых рядах. Перечень видового разнообразия этой реки, пожалуй, самый многочисленный. Назову лишь самые интересные, с точки зрения рыболова: сазан, щука, красноперый жерех, сом, налим, конь-губарь, ну и, конечно же, таймень и ленок. Соседство столь разных, по условиям обитания, видов, объясняется характером реки. В основном реку можно охарактеризовать, как равнинную, с достаточно широкой долиной – идеальные условия для сазана, коня, сома. Но, поскольку бежит она вдоль хребта, притоки имеют ярко выраженный горный характер. Да и сам Онон далеко в верховьях – горная река. Отсюда обилие ленка и тайменя, да и хариус погуливает во время сезонных миграций. То, что ононские условия устраивают большое количество видов – это заслуга природы. То, что эти виды присутствуют в количественном выражении, а не исчезли – это заслуга человека. Выражается эта заслуга не в каких-то конкретных действиях, а скорее в бездействии, и уж конечно не нашего брата – россиянина, а наших друзей – монголов. Дело в том, что монголы рыбу не ловят! Вернее не ловили практически до сегодняшнего дня. Вроде бы, дело в каком-то религиозном табу. В последнее время, правда, стали ловить, но по слухам только те, которые учились и жили в России, или на западе. Вы только представьте себе — тысячелетнее отсутствие рыболовного прессинга. Во где рай-то! Делаем вывод, чем ближе к границе – тем больше рыбы. Наивно, на первый взгляд, но небезосновательно. Крайней точкой на российской территории является село Верхний Ульхун. Дальше – граница.Вот и решили мы забраться куда-нибудь в район Верхнего Ульхуна. Путь не близкий – от города около 350 км. В Чите уже были заморозки, по ночам до минус 18. На Ингоде, в районе города, уже были забереги и шла шуга. Но, так как намеченная цель была гораздо южнее, мы предположили, что как раз успеем закрыть спиннинговый сезон. Ехать решили втроем: Я, Макс и Сергеич. Так как на дворе не май месяц, экипировались соответствующим образом – взяли палатку с печкой, синтепоновые спальные мешки. Как всегда захватили надувные матрацы – очень удобно и практично и летом и зимой, места занимают минимум, спать мягко, и отличная теплоизоляция. Из одежды приобрели отечественные костюмы на синтепоне (полукомбинезон и куртка) – легкие, теплые и в случае намокания, высыхают в два счета. Автомобиль – Уазик (таблетка).Место для стоянки выбрали живописное: на небольшой курье, выше которой довольно протяженная шивера, а ниже — высокий яр, покрытый сосновым лесом. Под яром весьма глубокое русло. Половину первого дня потратили на устройство табора. На рыбалку осталось часа два – три. Сначала решили обработать шиверу. (Этот термин у нас в Забайкалье имеет двоякое значение. Первое – это то же, что и в рафтинге, т.е. длинный, сплошной перекат, со стоячими валами. Он употребим на реках класса Витима. Второе – это мелкая галечная отмель, расположенная, как правило, по внутреннему радиусу поворота реки. Это значение употребляется на более равнинных реках, таких, как Ингода и Онон.) Тщательно прокидав шиверу, мы получили практически нулевой результат. Лишь единожды за моей блесной лениво пришел ленок, развернулся в двух метрах от берега и убрался восвояси.Вечер был довольно удрученным. Сидя у костра, мы вспоминали легендарную фразу: «Здесь рыбы нет!», из не менее легендарного фильма. Рассматривались варианты дальнейших действий – переехать в другое место на Ононе или вообще, рвануть на Киркун или Кыру. Решили порыбачить здесь еще завтрашний день, а там видно будет.На утро, снарядили спиннинги и решили идти уже вниз, на яр. Макс последнее время отдает предпочтение воблерам. И в этот раз он поставил составной Rapala Jionted 13 см. Я же поставил свою любимую вращающуюся блесну Blue Fox Shad №5 желтого цвета, подгрузив небольшим грузиком – для более дальнего заброса.Спустились с яра, и пока я раздвигал свой дамовский телескоп (тест до 60 гр), Макс сделал первый заброс. «Оп!» — говорит, — «Кто-то дернул!». И тут же бросает во второй раз. Я стою к нему спиной, собираю спиннинг, и вдруг слышу стрекотание фрикциона! Поворачиваюсь, смотрю – а у Макса спиннинг дугой! Вот это да! На втором забросе взял – неплохое начало! Вчерашний день сразу как-то стерся из памяти. Макс профессионально выводит противника – это таймень! Взвешиваем – 2,2 кг.Продолжаем обкидывать яму, постепенно спускаясь вниз по течению. Минут через десять Макс вылавливает еще одного, но совсем маленького тайменя – грамм 800. Идем дальше. Глубокое русло начинает уже заканчиваться, постепенно переходя в мелкую шиверу. И вот тут, моя блесна, только что упавшая в воду, внезапно останавливается! «Е-е-есть!» — ору я Максу. Он в этот момент находится метрах в пятидесяти от меня. Тайменя начинает сносить течением. Оказывается, что я слабовато настроил фрикцион катушки. Я ее кручу, а леска продолжает стравливаться. Чуть-чуть подтягиваю. Вот теперь нормально. По крайней мере, уже удерживаю рыбу на месте. Таймень приблизился метров до пятнадцати и решил себя показать: сделал насколько резких движений у самой поверхности воды. Теперь мы можем оценить его размер.«Хоро-о-оший» — говорит Макс, — «Килограмм на шесть будет!». Я действую, что называется, по уставу – продолжаю просто удерживать рыбу на месте, компенсируя все ее выпады. Минут через пять, делаю заключение – пора! Начинаю потихоньку выкачивать противника. Но, оказывается, он еще полон сил и, буквально у меня из под ног делает стремительный рывок, стравив метров пять лески. Начинаю все заново и со второй попытки успешно вывожу его к ногам, хватаю и выволакиваю на берег. Весь процесс занял не более десяти минут. Над извлечением блесны пришлось немного потрудиться. Тройник сел в угол рта всеми тремя крючками. Для быстрого и менее болезненного для рыбы удаления тройника у нас всегда с собой маленькие пассатижи. Без них вы можете провозиться больше по времени, чем вываживали рыбу. Итак, операция прошла успешно, взвешиваем – 7,1 кг. И приступаем ко второму, не менее важному этапу – реанимации. Скажу лишь, что реанимация заняла около пяти минут, после чего таймень начал уверенно дышать и предпринял неуверенную попытку поплыть. Все дело сделано. А на душе чувство глубочайшего умиротворения, чистоты и спокойствия. Вот оно – истинное наслаждение. Признаюсь вам честно, первый раз решение отпустить рыбу далось мне нелегко. Это как бросить курить (чего я до сих пор не сделал). Я не буду читать морали о браконьерстве, красной книге (куда, кстати, занесен таймень), и т.д. Я скажу только, что это – чертовски приятно – ОТПУСТИТЬ ТАЙМЕНЯ. Не менее приятно, чем поймать! Это как стодолларовая бумажка, порванная пополам. Поймал – получи одну половинку, отпустил – получи вторую, а иначе нет смысла. В те секунды, когда он гордо уходит в родные глубины (наверное, тоже ощущая себя победителем), ты чувствуешь себя человеком. А, доводом, что нечего, извините, жрать, можно оправдать и каннибализм!Есть еще один аспект, с которым, вы тут же столкнетесь, отпустив свою первую рыбу. Это неоднозначное отношение к такому поступку со стороны окружающих. Реакция бывает самая разная. В редком случае – искреннее понимание и одобрение, гораздо чаще вам будут крутить пальцем у виска, а у некоторых возникает не то, что чувство неприязни, а можно сказать, ненависти. Такова вот «загадочная русская душа»! Ну да ладно, это тема для отдельной статьи — возвращаемся к рыбалке. Итак, прокидав яр, имеем результат: три тайменя общим весом 10 кг. Идем дальше. Через полкилометра, русло реки уходит к противоположному берегу, а мы оказываемся на шивере. С той стороны, прямо напротив нас, находится устье какой-то речки. Бросать приходится дальше, заходя в воду, насколько позволяют сапоги. Макс идет впереди и бросает свой воблер, я метрах в тридцати позади — метаю пятый блюфок и наблюдаю за Максом. Вдруг он с изогнутым дугой удилищем начинает пятится задом к берегу! Макс упирает рыбу мордой в берег, нежно берет его за хвост и выкатывает на шиверу. Это его излюбленный прием. Взвешиваем – 3,3 кг. Отпускаем. Причем интересный факт: небольшим тайменей практически не требуется реанимация. Будучи помещенным в воду, он буквально через несколько секунд, уже стремится вырваться из рук. Видимо не так сильно выматывается при вываживании. Продолжаем. Не проходит и пяти минут, как Макс опять начинает исполнять ритуальный танец. Еще один! «Уж не тот же самый?»- спрашиваю. «Не-е, поменьше!» — отвечает Макс. Потаскали, мордой в берег, рукой за хвост и на камни (они гладкие). Взвешиваем – 2,3 кг. Правда не тот. Вот тебе и «рыбы здесь нет». Покидав еще часок, решаем возвращаться. Идем налегке, воодушевленные, не замечая усталости. «Вот еще одно преимущество» — говорит Макс – «Сейчас, представляешь, тащили бы почти 16 килограмм, и чистить ничего не надо!». Смеемся. День был удачный – крайняя противоположность вчерашнему. И вечером уже ни у кого не возникали мысли о переезде.На следующий день, выйдя под яр, практически сразу поймали по одному тайменю. Я 2,6 кг на желтую Mepps Aglia №5, а Макс 2,2 кг на тот же воблер Rapala Jointed. Но, как говорится, начали за здравие, кончили за упокой. Поотрывали блесны и воблеры. И решив, что здесь нами уже все обловлено, пошли на разведку ниже по реке. Но ниже Онон начал разбиваться на протоки, и нам поспиннинговать не удалось. Зато мы встретили местного рыбачка, который рассказал нам, что вчера с моста через Онон видел восемь штук тайменей, которые спокойно стояли и ни на что не реагировали. Его напарник кидал блесну с берега, а он, производил арт-наводку: левее, правее… По его словам, блесна иногда падала прямо возле морды рыбы, но рыба не реагировала. «Целый час кидали. Одного, небольшого удалось таки выудить, а остальные ушли вниз по течению». Вот такая байка. А уж каких еще наслушался!Рыбалка закончилась. Завтра домой. Итог за три дня: семь тайменей, общим весом более 20 кг. Удачное закрытие сезона! Пока, Онон!

> > Одежда рыбака должна соответствовать погодным условиям и одновременно маскировать его в прибрежном ландшафте. >